Home > Блоги > Алексиевич, Позняк и памятник в Куропатах

Алексиевич, Позняк и памятник в Куропатах

24 марта Александр Лукашенко заявил, что в урочище Куропаты будет создан мемориальный комплекс «всем невинным жертвам XX века». Практически сразу же Министерство культуры объявило конкурс эскизных проектов памятного знака мемориала «Куропаты». В  Положении о конкурсе указано, что памятный знак должен быть посвящен «состоявшимся в данном месте трагическим событиям и отражать идею увековечения памяти всех безвинно погибших жертв XX века в истории Беларуси». Сам конкурс будет проходить до 26 апреля, а итоги его будут объявлены 1 мая.

Собственно, Куропаты – это давняя и значительная тема для ломки идеологических копий. Сравнительно недавно мы наблюдали противостояние власти и оппозиции, когда на месте захоронений предполагалось строительство офис-центра. Фактически это противостояние власть проиграла, в свете чего и возникла идея о мемориале. Ранее в своей статье я описывал также спор между коммунистическим публицистом Лазуткиным и историком Кузнецовым по поводу оценки сталинских репрессий и идеологизации Куропат националистами.

По словам известного нобелевского лауреата Светланы Алексиевич, ей поступил звонок из Администрации президента с просьбой возглавить комиссию по Куропатам. Писательница ответила  отказом, поскольку считает, что на данный момент в Беларуси полным ходом идут политические репрессии. Более того, она предположила, что лучшим кандидатом на пост руководителя проекта был бы руководитель КХП — БНФ Зенон Позняк, фактически открывший тему Куропат в конце 80-х.

Странным образом с ней солидаризировался один из лидеров ЛДПБ Олег Гайдукевич. Он также отметил, что желал бы видеть в составе комиссии именно Позняка.

Ситуация в некотором роде напоминает фарс. Двуличность в данном случае прослеживается в действиях всех вольных или невольных «соучастников» конкурса.

Власть пытается примирить непримиримое, создать памятник всем и никому конкретно, она в упор не хочет говорить о коммунистической подоплеке террора, поэтому выбирает для этого совершенно идиотскую формулировку «всех жертв XX века». Очевидно, что при таком подходе ничего толкового не выйдет.

Гайдукевич кровно заинтересован в том, чтобы власть отметила его поддержку в любом процессе, происходящем в стране, будь то финансирование курсов белорусского языка или очередной субботник. Понятно, что практически все провластные или псевдооппозиционные партии а-ля ЛДПБ – это обыкновенные марионетки, поэтому всерьез воспринимать их заявления бессмысленно.

Алексиевич после премии может себе позволить фрондировать. Сложно, правда, сказать, что в голове у человека, который в одном месте заявляет о величайшей ценности русской культуры, а в другом предлагает для серьезного проекта ярого русофоба, который ее саму на дух не переносит. Вероятно, впрочем, что она сама не верит в то, что Позняка могут вернуть из эмиграции и поручить возглавить комиссию. Но для галочки в оппозиционной среде, где ее многие считают «русской писательницей», можно поиграть и в благородство.

В этой ситуации самая последовательная позиция у Позняка. Он затеял этот проект с Куропатами вовсе не из жалости к жертвам политических репрессий, из которых большинство вовсе не считало себя врагами советской власти, а по вполне определенным националистическим резонам. Ему нужно было в конце 80-х создать негативный образ страны-монстра, угнетавшей свободолюбивый белорусский народ. Естественно, КХП-БНФ не считает сталинский террор общей бедой всех народов СССР.  Для этого пришлось бы признать, что состав НКВД в Минске был большей частью белорусским по национальности, а многие преступления выполнялись по местной инициативе. Но тогда образ России-мучительницы мог бы существенно потускнеть.

Невольно задаешься вопросом, так кому же могут поставить памятник эти люди? Любой предложенный вариант не устроит одну или несколько сторон по идеологическим причинам.

Вероятно, частично у власти присутствует желание всех примирить. У этого есть зарубежный опыт. В России пытаются мирить красных и белых, в Испании – республиканцев и франкистов. Сложно сказать, верят ли в это примирение политические активисты обеих сторон. А вот в Беларуси мириться не хотят. Причём мириться не хочет не власть, а как раз – оппозиция.

Евгений Константинов


Оставьте комментарий