Home > Блоги > Языковая полиция в минской гимназии

Языковая полиция в минской гимназии

Скульптор Геник Лойко подал жалобу в суд Фрунзенского района на директора гимназии №4 Андрея Гоцмана и начальника Управления образования, спорта и туризма Администрации Фрунзенского района Ирину Чернявскую. Он считает, что в гимназии, где учится его сын Любарт, администрация нарочно бойкотирует изучение белорусского языка учениками, а учителя в свободное от работы время разговаривают между собой по-русски.

В  гимназии печальную известность Лойко приобрел уже давно. 21 февраля 2013 года он вышел к зданию с растяжкой «Поздравляем с Международным днем обороны родного языка! Гимназия №4 была последней белорусскоязычной школой». Поводом к выступлению стало намерение администрации гимназии несколько изменить учебный устав и открыть в означенном учебном заведении один русскоязычный класс. Тогда националисту удалось добиться своего. Несмотря на то, что за свой пикет он получил 5 суток административного ареста, родители учеников собрали подписи за возвращение гимназии к прежнему положению устава.

Разумеется, Лойко на этом не остановился. Нынешний иск он подал потому, что в гимназию были приняты учителя физкультуры, которые недостаточно, по мнению националиста, владеют белорусским языком. По его словам, он лично с ними пообщался и пришел к выводу, что они не имеют права учить его детей.

Если честно, то слабо верится, что в стране, где официально сосуществуют 2 государственных языка, можно всерьез обвинять людей в том, что они на перерывах разговаривают между собой на русском языке. Существует замечательная поговорка – «насильно мил не будешь». Если ты действительно хочешь, чтобы люди заговорили по-белорусски, то действовать необходимо совершенно по-иному.

Не секрет, что за 90-е годы белорусские националисты сделали все возможное, чтобы белорусский язык твердо ассоциировался с национальным шовинизмом и русофобией. Они не скрывают, что в случае своего прихода к власти лишат русский язык статуса государственного и отменят результаты референдума 1995 года. В своих кругах они называют русский язык «языком оккупанта».

Все попытки заинтересованных людей создать в стране курсы белорусского языка, не связанные с политикой и русофобией, привели к краху. Их руководители были подвергнуты шельмованию в оппозиционных кругах и названы «агентами Москвы». Характерным примером может послужить история Екатерины Кибальчич, которая открыла курсы «Мова цi кава», однако подверглась ожесточенной травле со стороны оппозиционных активистов за свою русофильскую позицию.

Подобные действия, безусловно, страшно вредят белорусскому языку. Однако до личностей вроде Лойки это почему-то не доходит.

Но вернемся к положению в гимназии. Ее директор Андрей Гоцман вполне резонно объясняет, что поскольку в стране два государственных языка, он не может принуждать учителей совершенно не разговаривать по-русски. Со своей стороны замечу, что глупо уподобляться страусу и прятать голову в песок. При всем желании националистов совершенно избавить своих детей от русскоязычного окружения в реалиях современной Беларуси это просто невозможно. Любой человек, выходящий на улицу и не живущий затворником, так или иначе будем коммуницировать с русскоязычными.

Для чего Лойко нужен этот суд? Националист нисколько не скрывает, что его главной целью является скандал ради скандала. На странице в социальной сети Фейсбук он гордо заявляет: «И вот будет суд. Для меня главное — добиться, чтобы он был на белорусском языке. Остальное пусть будет на их совести. Я просто хочу таким судом отметить в истории белорусского народа, как государство в 2017 году относится к белорусскому языку. Мы должны фиксировать это на бумаге для потомков. Студенты потом будут писать рефераты о том, какая была ситуация с белорусским языком в 2017 году».

Попробуем представить, чем весь этот фарс может закончиться. Вполне возможно, что теперь несчастным учителям физкультуры придется пройти переаттестацию. Не исключено, что Лойко и в дальнейшем будет устраивать им «проверки» на знание языка. В самой гимназии, вероятно, все останется по-прежнему.

В маленькой Швейцарии четыре государственных языка. В Финляндии, где почти никто не разговаривает на шведском, этот язык является государственным. Но белорусские националисты, рвущиеся в Европу, почему-то не спешат следовать их примеру в этом вопросе.

Думаю, что Лойко еще неоднократно заявит о себе. В условиях, когда националисты терпят крах на идеологических фронтах, очень удобно отыгрываться на тех, кто тебе не может ответить. А сама проблема является надуманной. И чем раньше националисты осознают, что необходимо искать золотую середину, тем больше у них шансов не погубить белорусский язык окончательно своим шовинизмом.

Евгений Константинов


Оставьте комментарий